ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ

Огнестрельное оружие впервые появилось на Руси между 1376 г., когда русские войска были обстреляны из огнестрельного оружия неустановленного типа со стены одного из городов Волжской Булгарии, и 1382 г., когда пушки и тюфяки (короткоствольные пушки) наряду с арбалетами и камнеметными пороками впервые применялись для обороны Москвы. Логично предположить, что это новое оружие было завезено в Москву в период интенсивной военной подготовки, предшествующей битве на Куликовом поле.

Согласно письменным свидетельствам, в Восточной Европе и Азии огнестрельное оружие применялось: в 1374 г. — тевтонскими рыцарями, в 1378–1381 гг. — в Венгрии, в 1382 г. — в Литве, в 1383 — в Польше и Богемии, в 1360–1370 гг. — в Египте, в 1389 г. — в Турции, в 1379 г. — в Центральной Азии, в 1399 г. — в Индии и в 1366 г. — в Китае. В письменных источниках данные случаи приводятся как достойные внимания, хотя огнестрельным оружием могли пользоваться и раньше; к тому же все случаи его первого применения совпадают по времени с началом его распространения по землям Центральной, Северной и Восточной Европы. Примечательно, как недалеко друг от друга отстоят вышеперечисленные даты.

Эта крепостная башня в Столпье была построена во 2-й пол. XIII— 1-й пол. XIV вв. Если не считать нескольких надвратных башен в крупнейших городах, эта башня стала первым каменным укреплением на Руси. Такие башни появились в самых западных княжествах; здесь, возможно, не обошлось без влияния Центральной Европы; в Восточной Руси подобные укрепления возникнут только через много лет.

Отдельно стоящая круглая башня в г. Каменец была построена во 2-й пол. XIII в. Известная как «Белая башня», она, вероятно, возводилась по образцу однотипных приграничных укреплений Польши или Венгрии.

Московский Кремль. Так он, возможно, выглядел в сер. XIV в., когда кремлевские башни и стены сооружались целиком из дерева; единственными каменными строениями на этом рисунке являются церкви на заднем плане.

Судя по описанию первых московских пушек, можно предположить, что они прибыли в столицу с двух разных сторон: с западной стороны — из Германии, Польши, Литвы, и южной — из стран Черноморского бассейна или с Ближнего Востока; тем не менее их европейское происхождение более вероятно.

К 1400 г. в арсеналах основных русских городах, таких как Новгород, Псков, Тверь и Москва, вне сомнения, уже имелось огнестрельное оружие, которое, возможно, теперь изготавливалось местными мастерами. Положение дел начало меняться в середине XV в., когда города стали брать при помощи пушек. Вскоре артиллерия доказала свою мощь и способность разрушать укрепленные стены. Даже в полевых сражениях это новое оружие показало, каким эффективным оно является, и в 1480 г. во время стояния на Угре московские стрелки поразили множество татар стрелами и пулями и отогнали их от берега реки. Данный эпизод достоин внимания как первый случай использования на Руси огнестрельного оружия в полевом сражении.



Княжья башня Новгородского кремля, построенная в XV в. Так она выглядит со стороны Спасской башни. Между башнями — разрушенная стена, состоящая из внешней и внутренней кирпичных стенок, пространство между которыми заполнено булыжником.

Начиная с 1471 г. в наступательных операциях московитов против Новгорода, Твери, Феллина, Серпейска и Выборга решающую роль стали играть стрельцы. Аристотель Фиоравапти, прибывший в Москву в 1475 г., организовал одну из крупнейших на Руси литейных мастерских по изготовлению пушек. Вслед за тем в 1484, 1490, 1494, 1504,1507 и 1513 гг. греческие, итальянские, немецкие, шотландские и другие мастера ружейного дела прибывают в Москву — яркое свидетельство того, с каким энтузиазмом и быстротой огнестрельное оружие внедрялось на Руси. С того времени до нас дошли в сохранности один мушкетный ствол, две оригинальные пушки и 28 описаний подобных предметов. Сравнивая различные группы данного вида оружия, можно прийти к заключению, что существовала система его отливки по стандартным формам. Литейные формы, а значит и отливаемые в них стволы, характеризовались одинаковой длиной и калибром, и, по-видимому, изготавливались с применением идентичных измерительных инструментов. В более поздние времена технология литейного производства огнестрельного оружия почти не претерпела изменении, за исключением того, что орудийные стволы стали более тяжелыми. Стандартизация сделала возможным широкомасштабное изготовление огнестрельного оружия, в результате чего в очень короткое время весь его арсенал на Руси был модернизирован и значительно пополнен. Таким образом, еще задолго до военной реформы Петра Великого в начале XVIII в., государственное регулирование положило конец несанкционированному производству пушек и ружей. Общепринятое мнение, что до Петра Великого па Руси в сфере военного производства существовала полная неразбериха, является в корне неправильным.



Покровская башня Новгородского кремля. Это очень массивное кирпичное фортификационное сооружение было построено в XIV–XV вв. и является по времени создания одной из самых первых башен. (Фото Д. Николле)

Русская крепость Ивангород стоит на берегу реки Нарвы, впадающей в Балтийское море. Она была построена между 1496 и 1507 гг. и обороняла западные рубежи Руси; была обращена своими бойницами прямо на замок Германнсбург, находящийся на другом берегу реки, самую восточную крепость тевтонских рыцарей в Эстонии.

Реконструкция укрепленного деревянного города Ольгов на берегу р. Ока. Таким он, возможно, был в XIII в. (Г.В. Борисевич)

Судя по описанию литейного производства, которое оставили мастера Як в 1483 г. и Петр в 1501 г., начали делать и пушечные лафеты. Изобретение пушечных лафетов послужило толчком к развитию полевой артиллерии, как это произошло в армии гуситов в Чехии. Итальянец по имени Павел Иовий писал (перевод Дмитрия Герасимова) следующее: «В Московском Кремле можно увидеть множество медных (возможно, имеется в виду бронзовых) пушек, отлитых умелыми итальянскими мастерами и установленных на колеса». Изданного текста можно заключить, что Павел Иовий имеет в виду орудия на колесных лафетах, благодаря которым они стали значительно мобильнее и могли применяться в полевых условиях, как это и произошло в битве на реке Угре в 1480 г.

Разрез отдельных элементов тына XIII–XVI вв. — простейшего частокола, затем более сложного острога наклоненного типа и острогов, укрепленных с внутренней стороны козлами, или лесами, и полатями, или помостами. (О. В. Тумкина)

Вместе с производством пушек в Москве появились мастерские по отливке пушечных ядер и изготовлению пороха; первое упоминание о них относится к 1494 г.; все данные указывают на переход к гранулированному пороху от более ранней и менее практичной «пороховой мякоти».

В 1513 г. во время нападения на Смоленск, по словам одного из очевидцев, в ход было пушено до 2000 больших и малых пищалей. Одновременно с резким увеличением количества огнестрельного оружия происходило значительное улучшение его качества.

Из всех разновидностей огнестрельного оружия обычно пушки первыми получали характерные прозвища, и в самых древних письменных свидетельствах их иногда называют «великими». Начиная с 1382 г. пушки постоянно упоминаются, когда речь касается обороны городов. С 1399 г. пушки применяются при обороне вагенбургов — разновидности полевых укреплений — как и при штурме различного типа фортификационных сооружений. Некоторые источники особо подчеркивают гигантские размеры так называемых «великих пушек»; существует описание пушки, которую в 1463 г. транспортировали на 40 телегах; другие авторы приводят случаи, когда пушки разрывались при первом же пробном выстреле и когда приходили в негодность после трех выстрелов. Однако, невзирая на свои чудовищный вес и техническое несовершенство, эти массивные орудия проделывали огромные бреши в городских стенах и производили такие разрушения, что города часто сдавались после первого обстрела.

Конструкция верхней части деревянной укрепленной стены с нависающей галереей. Обратите внимание на отверстие в полу галереи, через которое осажденные имели возможность вести стрельбу по врагам или забрасывать их камнями. (О. В. Тумкина)

Тарас. Два сруба заполнены камнями или землей, а два остаются пустыми — в них потом разместятся обороняющиеся. (О.В. Тумкина)

Русская пищаль, 1375–1450. Короткий ствол притянут к деревянной ложе двумя металлическими кольцами. (Государственный Исторический музей, Москва)

Изготовление 1000-тонной «великой» пушки в 1448 г. рассматривалось в качестве события государственной важности. А отлитая гораздо позже, в 1585 г., знаменитая Царь-пушка изготавливалась мастером Андреем Чоховым согласно технологиям середины XV в., хотя и была в два с половиной раза тяжелее любой из своих предшественниц. Это орудие калибром 920 мм и длиной 5,34 м справедливо считается одним из самых больших в средневековом мире.

Ядра, которыми заряжались русские «стенобитные» пушки XV в., нередко достигали по высоте до «колен» или «пояса». Конечно, они еще были каменные. В конце XV в. на Руси появился новый тип орудия, способный выпускать снаряды по навесной траектории, — мортира, предназначенная для обстрела внутренней территории крепости. С обратной стороны городской стены такое огромное орудие вследствие его малой подвижности не могло применяться достаточно эффективно для обороны города. Вместо этого вплоть до 1474 г. для защиты городских стен применялись установленные на них небольшие пушки.

Наряду с пушками в летописях упоминаются тюфяки. Они обычно использовались при обороне укрепленных центров, как в 1382 г., или при осадке крепостей, как это было в 1408 г. К концу XV в. тюфяки больше не используются в полевых сражениях, однако все еще применяются при обороне крепостей. Слово «тюфяк» заимствовано из древнетюркского языка и происходит от слов «туфак», «тюфенк», обозначающих охотничью духовую трубку. Возможно, это слово означало оружие для метания «греческого огня», однако вскоре стало служить названием самой ранней разновидности легкой или ручной пушки. Термин прижился на Среднем Востоке и в конце концов стал обозначать ружье.

Реконструкция деревянного укрепления типа город с одной деревянной башней. (О.В. Тумкина)

Крепость Старый Изборск; башни Вышка и Рябиновка, возведенные в кон. XIV в.

Русские называли тюфяками особые пушки немецкого изготовления, и совсем не обязательно, чтобы восточным словом тогда назывались только пушки восточного образца. Возможно, что словом тюфяк именовались пушки с широким или слегка расширяющимся каналом ствола.

Тюфяки XV в. использовались не только в качестве оборонительного оружия, но и при нападении на города, однако стрельба из легкой пушки по укрепленным стенам приносила мало пользы, возможно, поэтому были изобретены некоторые другие разновидности пушек. Так, в книге «Описание пушек и аркебуз» («The cannons and Arquebuses Description Воок») обнаруживается неожиданное упоминание о тюфяках с калибром ствола от 4 до 8,85 см. Вероятно, тюфяки с относительно короткими стволами с раструбом, стреляющие картечью, изначально предназначались для уничтожения живой силы противника. По мере усовершенствования этого раннего вида огнестрельного оружия оно могло быть коренным образом переделано, и в последней четверти XV в. на смену тюфякам пришло более точное и компактное оружие, стреляющее пулями.

Это были пищали, которые начинают упоминаться в летописях в качестве оружия, применяющегося при штурме городов, с 1408 г., а как одно из средств их обороны — с 1450 г.; затем, в 1470-х гг., значение их быстро растет, и они становятся намного популярнее тюфяков. Такое развитие огнестрельного оружия явилось следствием увеличения поражающей способности и точности металлической пули. Самые ранние пищали, устройство которых можно более или менее точно описать, были отлиты на московском Оружейном дворе и имели на себе клеймо мастера и дату изготовления. Судя по сохранившимся образцам однотипных немецких и шведских аркебуз, одна из самых ранних русских пищалей была изготовлена между 1400 и 1450 гг.

Миниатюра из списка XV в. утерянного оригинала Радзивилловской летописи (XIII в.), изображающая нападение конницы на ворота города или крепости.

Деталь левой части иконы «Чудеса Богоматери Знамение» (1460-е гг.). Изображены два человека благородного происхождения (обратите внимание на их головные уборы), выезжающих из Новгорода. Защитники города собрались под иконой Богоматери, которая, по преданию, чудесным образом спасла Новгород при осаде его суздальцами. Новгородцы вооружены копьями и большими каплевидными щитами. (Музей истории искусства и архитектуры, Новгород)

Новгородская рать наносит поражение суздальскому войску. Икона «Чудеса Богоматери Знамение» (1460-е гг.). На переднем плане — вооруженная копьями тяжелая конница; обратите внимание на две отчетливо видные изогнутые сабли в центральной верхней части изображения. (Музей истории искусства и архитектуры, Новгород)

Между группами священников и, вероятно, горожан изображена фигура человека в типичной средневековой русской шапке с бердышом. История Новгорода, русский манускрипт, XV в. (Музей Новгородского кремля, Новгород)

Угловая Водовзводная башня Московского Кремля. Она была построена около 1490 г. по проекту итальянского архитектора Ньетро Антонио. (Фото Д. Николле)

Позднесредневековые русские шлемы:

(1) Шлем с желобчатой тульей. XIV–XV вв. (Государственный исторический музей)

(2) Шлем XV в. из Северной Руси. Шлемы подобного типа быт широко распространены как на Руси, так и в Иране. (Музей Новгородского кремля, Новгород)


3102751145243427.html
3102780074780304.html
    PR.RU™